Похожие записи

0 комментариев

  1. если обойти сто или тысячу китайцев и среди них найдется один который не воспользуется разрешением говорить любую цену, а скажет цену умеренно высокую сообразно на его взгляд возможностям покупателя желая чтобы впоследствии покупатель сделав сравнения был все же не считал себя обманутым ….то такое понимание чести, или совести, или человечного, или доброго и есть чистое духовное в народах Китая….а 999 кривд не говорят о чести народа а о обычном этно-колорите, окраске ….о обычном полутемном состоянии душ…в завышении цены, в занижении качества и во многих видах «законных» обманов большая часть человечества не винит себя….и не чувствует в этом пятна или внутреннего ущерба ….так как нечто чистое или гармоничное должно быть внутри, чтобы почувствовать соблазн получить прибыль, или решить проблему или трудность житейскую, за счет ущерба сердцу…. этикет это этикет….чистое сердце это чистое сердце….

  2. если обойти сто или тысячу китайцев и среди них найдется один который не воспользуется разрешением говорить любую цену, а скажет цену умеренно высокую сообразно на его взгляд возможностям покупателя желая чтобы впоследствии покупатель сделав сравнения был все же не считал себя обманутым ….то такое понимание чести, или совести, или человечного, или доброго и есть чистое духовное в народах Китая….а 999 кривд не говорят о чести народа а о обычном этно-колорите, окраске ….о обычном полутемном состоянии душ…в завышении цены, в занижении качества и во многих видах «законных» обманов большая часть человечества не винит себя….и не чувствует в этом пятна или внутреннего ущерба ….так как нечто чистое или гармоничное должно быть внутри, чтобы почувствовать соблазн получить прибыль, или решить проблему или трудность житейскую, за счет ущерба сердцу…. этикет это этикет….чистое сердце это чистое сердце….

  3. если обойти сто или тысячу китайцев и среди них найдется один который не воспользуется разрешением говорить любую цену, а скажет цену умеренно высокую сообразно на его взгляд возможностям покупателя желая чтобы впоследствии покупатель сделав сравнения был все же не считал себя обманутым ….то такое понимание чести, или совести, или человечного, или доброго и есть чистое духовное в народах Китая….а 999 кривд не говорят о чести народа а о обычном этно-колорите, окраске ….о обычном полутемном состоянии душ…в завышении цены, в занижении качества и во многих видах «законных» обманов большая часть человечества не винит себя….и не чувствует в этом пятна или внутреннего ущерба ….так как нечто чистое или гармоничное должно быть внутри, чтобы почувствовать соблазн получить прибыль, или решить проблему или трудность житейскую, за счет ущерба сердцу…. этикет это этикет….чистое сердце это чистое сердце….

  4. Очень интересная статья, плюс написанная красивым языком с большим количеством любопытных цитат, многии из которых я не встречал. Спасибо за анализ таких важных понятий и возможность сравнить запад и восток. Это как пальцы указывающие на луну- это дает возможность точнее увидеть свой путь, ведь мы живем между востоком и западом.

  5. Очень интересная статья, плюс написанная красивым языком с большим количеством любопытных цитат, многии из которых я не встречал. Спасибо за анализ таких важных понятий и возможность сравнить запад и восток. Это как пальцы указывающие на луну- это дает возможность точнее увидеть свой путь, ведь мы живем между востоком и западом.

  6. Очень интересная статья, плюс написанная красивым языком с большим количеством любопытных цитат, многии из которых я не встречал. Спасибо за анализ таких важных понятий и возможность сравнить запад и восток. Это как пальцы указывающие на луну- это дает возможность точнее увидеть свой путь, ведь мы живем между востоком и западом.

  7. Полагаю, что эти вопросы совести возникают вследствие западной жажды дискурсивно осмыслять реальность. Разумеется делается это потому, что мы хотим получить то, чего нам не хватает. Чего у нас нету. В Китае же именно потому все так хорошо, что это все уже есть. А раз оно есть — кому какое дело до доказательств. И действительно — зачем мучить себя вопросами, если общество является последней инстанцией и главным обоснованием всего. Не это ли признак высокой культуры — присутствие типовых формы поведения, соответствующих ритуалу. Ритуал, цитируя упомянутого Барта
    <Помогает обойти любую неприятность на улице>.
    Это как секретный пароль, дающий пропуск за любые баррикады. Я знаю как выйти из любого положения, — ведь жест, который все поймут уже общеизвестен и заранее определен традицией. Сказано:
    <Подкреплять основу ритуалом означает учтиво вести себя в обществе.>
    Человек знает как себя вести потому что об этом уже кто то позаботился. Безумие не использовать то, что эффективно и лежит под рукой. Никаких конфликтов. Никаких потрясений и стрессов. Никаких неприятностей. Что же мне в таком случае может угрожать? Тогда я могу не задаваться лишними вопросами и спокойно делать свое дело. Кроме того этим я поддерживаю других членов общества и таким образом достигается гармония и взаимопонимание в единстве всеобщей истины. А истина в Китае как известно — созвучие сердец. Достаточно сравнить это с определением истины когда истина есть то, что дает мне власть над тем, кто ее не знает. Для такой культуры продуманность жизни до мельчайших деталей — почти рабство.

    1. А что же у нас? Человек одинок, он заброшен во враждебное общество, где полностью (!!!) отсутствуют типовые формы культуры. Каждому выживать кто как может. И больше всего мы хотим того, чему нас никто не учит — мы хотим быть моральными (Паскаль) . Но разве в какой нибудь школе учат морали? Нас учат арифметике. Предполагается что люди сами по себе, от природы моральны, и обо всем договорятся сами (Руссо). Следовательно европейцы в своих мыслях тождественны друг другу — и какой же верх беспечности оставить все только на этой хлипкой ниточке, при чем взятой произвольно в качестве теоретического предположения. Поистине царская щедрость — заложить здание цивилизации в тысячу метров на соломенном фундаменте. Кроме того одними мыслями сыт не будешь. Удивительно, что заметил это именно китайский поет :
      <Напиться слушая водопад насытится рисуя плоды сливы>
      Люди же соединяются скорее по незнанию, чем по знанию, ведь нет двух человек с одинаковыми мыслями (Монтень), а единственное постоянство мысли — в ее не доверии к себе. А так как запас критической диструктивной мысли безграничен, то ее предел — тоже безграничен. О чем же мы в таком случае можем договорится, если не существует независимого средства, снимающего все опозиции, соеденяющего непреодолимые разрывы и выражаенного в символическом. Так не признак ли дикарства — отсутствие типовых форм культуры, позволяющих избежать любой конфликтной ситуации?

  8. Полагаю, что эти вопросы совести возникают вследствие западной жажды дискурсивно осмыслять реальность. Разумеется делается это потому, что мы хотим получить то, чего нам не хватает. Чего у нас нету. В Китае же именно потому все так хорошо, что это все уже есть. А раз оно есть — кому какое дело до доказательств. И действительно — зачем мучить себя вопросами, если общество является последней инстанцией и главным обоснованием всего. Не это ли признак высокой культуры — присутствие типовых формы поведения, соответствующих ритуалу. Ритуал, цитируя упомянутого Барта
    <Помогает обойти любую неприятность на улице>.
    Это как секретный пароль, дающий пропуск за любые баррикады. Я знаю как выйти из любого положения, — ведь жест, который все поймут уже общеизвестен и заранее определен традицией. Сказано:
    <Подкреплять основу ритуалом означает учтиво вести себя в обществе.>
    Человек знает как себя вести потому что об этом уже кто то позаботился. Безумие не использовать то, что эффективно и лежит под рукой. Никаких конфликтов. Никаких потрясений и стрессов. Никаких неприятностей. Что же мне в таком случае может угрожать? Тогда я могу не задаваться лишними вопросами и спокойно делать свое дело. Кроме того этим я поддерживаю других членов общества и таким образом достигается гармония и взаимопонимание в единстве всеобщей истины. А истина в Китае как известно — созвучие сердец. Достаточно сравнить это с определением истины когда истина есть то, что дает мне власть над тем, кто ее не знает. Для такой культуры продуманность жизни до мельчайших деталей — почти рабство.

    1. А что же у нас? Человек одинок, он заброшен во враждебное общество, где полностью (!!!) отсутствуют типовые формы культуры. Каждому выживать кто как может. И больше всего мы хотим того, чему нас никто не учит — мы хотим быть моральными (Паскаль) . Но разве в какой нибудь школе учат морали? Нас учат арифметике. Предполагается что люди сами по себе, от природы моральны, и обо всем договорятся сами (Руссо). Следовательно европейцы в своих мыслях тождественны друг другу — и какой же верх беспечности оставить все только на этой хлипкой ниточке, при чем взятой произвольно в качестве теоретического предположения. Поистине царская щедрость — заложить здание цивилизации в тысячу метров на соломенном фундаменте. Кроме того одними мыслями сыт не будешь. Удивительно, что заметил это именно китайский поет :
      <Напиться слушая водопад насытится рисуя плоды сливы>
      Люди же соединяются скорее по незнанию, чем по знанию, ведь нет двух человек с одинаковыми мыслями (Монтень), а единственное постоянство мысли — в ее не доверии к себе. А так как запас критической диструктивной мысли безграничен, то ее предел — тоже безграничен. О чем же мы в таком случае можем договорится, если не существует независимого средства, снимающего все опозиции, соеденяющего непреодолимые разрывы и выражаенного в символическом. Так не признак ли дикарства — отсутствие типовых форм культуры, позволяющих избежать любой конфликтной ситуации?

  9. Полагаю, что эти вопросы совести возникают вследствие западной жажды дискурсивно осмыслять реальность. Разумеется делается это потому, что мы хотим получить то, чего нам не хватает. Чего у нас нету. В Китае же именно потому все так хорошо, что это все уже есть. А раз оно есть — кому какое дело до доказательств. И действительно — зачем мучить себя вопросами, если общество является последней инстанцией и главным обоснованием всего. Не это ли признак высокой культуры — присутствие типовых формы поведения, соответствующих ритуалу. Ритуал, цитируя упомянутого Барта
    <Помогает обойти любую неприятность на улице>.
    Это как секретный пароль, дающий пропуск за любые баррикады. Я знаю как выйти из любого положения, — ведь жест, который все поймут уже общеизвестен и заранее определен традицией. Сказано:
    <Подкреплять основу ритуалом означает учтиво вести себя в обществе.>
    Человек знает как себя вести потому что об этом уже кто то позаботился. Безумие не использовать то, что эффективно и лежит под рукой. Никаких конфликтов. Никаких потрясений и стрессов. Никаких неприятностей. Что же мне в таком случае может угрожать? Тогда я могу не задаваться лишними вопросами и спокойно делать свое дело. Кроме того этим я поддерживаю других членов общества и таким образом достигается гармония и взаимопонимание в единстве всеобщей истины. А истина в Китае как известно — созвучие сердец. Достаточно сравнить это с определением истины когда истина есть то, что дает мне власть над тем, кто ее не знает. Для такой культуры продуманность жизни до мельчайших деталей — почти рабство.

    1. А что же у нас? Человек одинок, он заброшен во враждебное общество, где полностью (!!!) отсутствуют типовые формы культуры. Каждому выживать кто как может. И больше всего мы хотим того, чему нас никто не учит — мы хотим быть моральными (Паскаль) . Но разве в какой нибудь школе учат морали? Нас учат арифметике. Предполагается что люди сами по себе, от природы моральны, и обо всем договорятся сами (Руссо). Следовательно европейцы в своих мыслях тождественны друг другу — и какой же верх беспечности оставить все только на этой хлипкой ниточке, при чем взятой произвольно в качестве теоретического предположения. Поистине царская щедрость — заложить здание цивилизации в тысячу метров на соломенном фундаменте. Кроме того одними мыслями сыт не будешь. Удивительно, что заметил это именно китайский поет :
      <Напиться слушая водопад насытится рисуя плоды сливы>
      Люди же соединяются скорее по незнанию, чем по знанию, ведь нет двух человек с одинаковыми мыслями (Монтень), а единственное постоянство мысли — в ее не доверии к себе. А так как запас критической диструктивной мысли безграничен, то ее предел — тоже безграничен. О чем же мы в таком случае можем договорится, если не существует независимого средства, снимающего все опозиции, соеденяющего непреодолимые разрывы и выражаенного в символическом. Так не признак ли дикарства — отсутствие типовых форм культуры, позволяющих избежать любой конфликтной ситуации?

  10. При всём моём уважении к Владимиру Малявину как автору «Комментария к Чжуан-цзы», эта статья написана, мягко говоря, крайне предвзято и вовсе не объективно в отношении представителей Западных культур. Да и касательно представителей Китая тоже слишком много спорных моментов, особенно если говорить о конкретном поведении конкретных людей.

Добавить комментарий