Главная страница » Публикации » ЦИГУН КАК ИНСТРУМЕНТ ПРОДВИЖЕНИЯ ДАОСИЗМА В МАССЫ

ЦИГУН КАК ИНСТРУМЕНТ ПРОДВИЖЕНИЯ ДАОСИЗМА В МАССЫ

Казанский вестник молодых ученых 2019 г. Том 3. Исторические науки No 3

Зубарева Е.Д., Мухаметзянов Р.Р.
kvmukfu@mail.ru
Казанский (Приволжский) федеральный университет, г. Казань, Россия

Аннотация.

В статье рассматривается тема роли религии в китайском обществе на современном этапе на примере практики цигун. Как известно в рамках религиозного даосизма существовало множество различных гимнастических и физических практик, которые в ХХ в. стали частью массовой культуры. В данной работе мы анализируем роль цигун в процессе рас-пространения даосских идей среди китайцев. Как известно, цигун является самым массовым движением в КНР, значит, имеет большие потенциальные возможности для распространения даосского учения. В последнее время прослеживается тенденции пересмотра отношения к религии со стороны Коммунистической Партии Китая. В связи с этим в статье уделяется внимание ситуации, при которой религии вновь придется приспосабливаться к требованиям властей.

Ключевые слова: цигун, даосизм, КНР, КПК, религия, культура Китая, медицина.

В последние десятилетия в КНР идет подъем культа здорового образа жизни. Казалось бы, что не может быть в данной ситуации ничего общего с религиозной стороной жизни общества. Однако не стоит забывать о том, что в жизни китайцев присутствует множество элементов традиционных верова- ний и их особенностей. Не остался в стороне и цигун, с его даосскими корня- ми. Процесс его проникновения и восстановления традиционности даосизма через него был далеко не однозначным. Учение даосов и, в частности, цигун, как таковой, послужил хорошим способом распространения учения среди народа. Сам даосизм и его древние труды по внешней и внутренней алхимии находят свое отражение в массовой физической культуре, которую в 1949 году прозвали цигуном [1, c. 13].

Отметим, что первые упоминания данной гимнастики относятся к периоду правления династий Мин и Цин XVI-XVII вв., значит, что как таковые упражнения из этого комплекса начали применяться еще раньше, чем были официаль- но объединены под одним общим названием и закреплены как общая техника гимнастики. В 70-80-е гг. ХХ века цигун всячески пытались отстранить от рели- гиозного влияния и опровергнуть наличие связи с даосизмом [2, c. 28-33].

Однако стоит отметить, путь этого комплекса упражнений был непро- стым, так как КПК не могла принять тот факт, что даосизм и цигун связаны между собой. Задачей было доказать то, что между ними как можно меньше общего и что у самого цигуна больше практической пользы, нежели духов- ной. Такие жестокие действия предпринимались в связи с тем, что религия не должна была никак проникать в общество того времени [3, c. 257].

Многие исследователи считают, что цигун является традиционным ки- тайским видом физической активности, комплексом даосских «алхимических» упражнений. Даже, если мы попробуем поискать информацию на ки- тайских сайтах, то, скорее всего, нам выдадут примерно такую формулиров- ку: «Цигун – это древний китайский метод предотвращения болезней, сохра- нения здоровья и продления жизни» [4, c. 7]. Формулировка, которая дается Б.Б.Виногродским, в «Основах науки цигун» является следующей: «понятие цигун (работа с ци) относится к различным традиционным китайским мето- дикам оздоровления, достигаемого путем укрепления жизненной энергии-ци» [5, c. 1]. Анализируя данное высказывание, нельзя не вспомнить о даосизме, который стоит у истоков появления и внедрения данных физических упраж- нений в повседневную жизнь китайцев. Так же в «Дао де цзине» неоднократ- но упоминается «ци» и жизненная энергия [6].

Нельзя забывать и о древности. По данным археологических раскопок, практика цигуна берет свое начало в шаманских медитативных практиках и укрепляющей гимнастике [1, c. 39-43]. Тут же прослеживается прямая связь с даосизмом, так как тот брал свое начало из тех же шаманских учений и ритуа- лов. Доказательств их связи друг с другом и того, что один непременно станет помощником в распространении другого, хватает, чтоб в этом убедиться.

Как бы то ни было, в современном своем виде цигун появился относи- тельно недавно. Безусловно, включив в себя элементы оздоровительных практик даосов. Модернизированный цигун открыл Лю Гуйчжень, который впоследствии стал главным популяризатором традиционных методов лечения с помощью практик и упражнений. Он, вылечившись от язвы желудка, невра- стении, туберкулеза начал распространять его среди своих коллег по партии. Учителем Лю Гуйчжэня был Лю Чжучжоу, даосский целитель из Хэбэя, ко- торый не просто излечил его от всех болезней, но и посвятил в практику цигун [7, c. 81]. Сделано это было с целью подготовки кадров для партийного санатория. Гуйчжень должен был, вылечившись и переняв опыт, начать пе- редавать это другим докторам.

Главной целью их трансформации цигун было избавление ее от каких- либо религиозных элементов и выделение лишь «полезного». Так, 4 апреля 1949 г. появился термин «цигун». Официально об этом объявил Хуан Юэтхинг, который был главным врачом в команде Лю Гуйчжена. По сути, даже, если учитывать тот факт, что они своей цели достигли, то стоит отметить, что глав- ный смысл этой техники не изменился. По-прежнему главными являлись три принципа: 1) дисциплина тела; 2) дисциплина ума; 3) дисциплина дыхания. Также не изменилось и то, что практиковать его нужно каждый день в уста- новленный час. Более того, в нужном месте, даже с четким направлением лица тренирующегося в определённую сторону [8, c. 214] .

В 50-е года в КПК начали, в рамках развития национализма, бурно об- суждать включение цигуна и традиционную китайскую медицину (ТКМ) в официальную медицину Китая, уравняв её в действии с западной. Главной причиной такого хода стало то, что для китайцев ТКМ был более доступна и понятна. Стоит учесть и тот факт, что это был период политизации абсолютно всех сфер общественной жизни и, благодаря этому, китайская медицина пре- вратилась в символ национализма. В то время как медицина запада взяла на се- бя роль символа элитарности.

К концу 50-х годов, Лю Гуйчжен удостоился одобрения цигуна от Мао Цзэдуна, который обозначил этот вид физических тренировок, как «приобре- тение революции». Однако не обошлось и без критики, так как сама техника брала свое начало из религии, даосского учения, и к этому очень сильно при- дирались, делая замечания по этому поводу, говоря, что это не соответствует политике партии [2, c. 30]. Сам же Лю отстаивал цигун, говоря, что это объ- единения западного опыта и традиционных знаний китайцев, настаивая на том, что заслуга Китая в нем преобладает и это часть традиции, уникальности народа. Эту позицию поддерживал Лю Шаоци, поэтому гонений как таковых не было. Что не менее важно, в 1957 году на курорте Бэйдахэ (北戴河气功疗养院) был даже создан учебный центр цигуна, где ему обуча- лись высшие партийные работники. Впоследствии подобные центры были созданы во многих крупных городах Китая.

Так совпало, что период проведения популяризации цигуна совпал со временем проведения «Большого скачка» и, стоит отметить, он стал частью противоборства западным идеям. В этот момент появилась основа цигуново- го «бума» [9, c. 153]. Интересно то, что популярность его была приглушена во время Культурной революции, так как в этот период Лю Шаоци стал вра- гом и всё, что он поддерживал, резко стало враждебным партии. Однако, по- сле этого наступило золотое время цигуна.

Основной период популярности выпал на 80-е годы ХХ века. Отлича- лось в основном то, как и где начали проводить практики. Если раньше это бы- ло в санаториях для высокопоставленных лиц, то теперь нормой является заня- тие в парке, на открытом воздухе, где любой мог присоединиться. Перед тем, как это все вошло в обиход среднестатистического китайца, произошло немало событий, которые как раз-таки и привели данную технику к пику распростра- нения по всей Поднебесной и к народной любви. Не обошлось и без влияния властей, которые выдавали цигун как часть народного и уникального, чем сто- ит гордиться [4, c. 194]. В связи с подъемом национализма, данный ход был не- обходимым. Власти всеми силами пытались огородить КНР от влияния запада, показав, что у них есть все свое и им не нужно ничего извне.

Первое занятие в общественной зоне произошло еще в 1971 году, при живом Мао Цзэдуне и, конечно, было раскритиковано, а организатор, Гуо Линь (郭林) – преподаватель цигун, которая обучилась ему от своего дедуш- ки даоса, была арестована. Сама она активно внедряла данную технику в мас- сы и издала 100-страничный доклад, который направила в Министерство Здравоохранения. Так же она была приглашена преподавать в Пекинский университет. Однако позже, когда Мао уже умер, движение цигуна приняло новые обороты и получило так же новые возможности для развития. Обу- словлено это тем, что гонения на религию были завершены, следовательно, и даосизм с цигуном имеют больше шансов на то, что люди обратят на них внимание и станут проникаться этими идеями.

Еще одним моментом, который буквально породил «бум», стало то, что «внешняя ци», точнее ее существование, была доказана научно. Произошло это в 80-х гг., доказательства были представлены Гу Ханьсен исследовательницей в Шанхайском Институте Атомной Энергетики [3, C. 299]. Если говорить о данной стороне исследования, то, выделим то, что в тот период начали прово- диться научные конференции по цигуну, первая из которых состоялась в сен- тябре 1979 года. Её поддержали Министерство Здравоохранения и Националь- ная Ассоциация Науки и Технологии. По итогам этой конференции было при- нято решение о том, что все исследования Гу Ханьсен должны быть освещены в СМИ. Именно таким образом они стали известны всем и распространены по всему Китаю [9, с. 92]. То есть если ранее цигун был частью даосской веры, то теперь он получал научное обоснование, что еще больше способствовало его распространению на практике. Более того, чуть ранее, в 1978 году Чжоу Эньлай включил цигун как часть в «движение здоровья». Следовательно, дан- ный комплекс упражнений быстро получил поддержку влиятельных лиц КНР. Партия стала собственными руками продвигать гимнастику с даосскими кор- нями, до последнего отрицая их явную связь.

С этого момента цигун прибрел статус массового движения, заодно по- лучив совершенно новую трактовку1, исходя из того, какие результаты он оказывал на жизнь людей. Начали складываться рассказы и легенды о том, что ярые его приверженцы начали приобретать новые необычные способно- сти по типу левитации, сверхчувствительности и прочего. Естественно, это так же послужило приманкой для народа. Исходя из этого, можно сказать, что мистика, которая происходила с теми, кто занимался цигуном, также свя- зана и с даосским учением. Здесь отметим их историческую общность, пред- ставленную приписыванием и того и другого к временам Желтого Императо- ра (хуан-ди). По легендам, именно он описал первые практики и их примене- ние в медицине, а также он считается одним из основателей даосизма [10].

Даосизм получил прочную поддержку и фундамент для распростране- ния своих взглядов в виде цигуна, когда тот крепко вписался в повседневные ритуалы людей. Обучения и практики происходят в основном на базе даос- ских гуаней, поэтому, так или иначе, оказывается влияние на народные мас- сы, что дает учению распространяться и вливаться в их жизнь.

Имея, как мы уже отметили, прочную основу, представленную смесью науки, СМИ, энтузиазма народа и поддержки политиков, цигун расцвёл, как никогда, и прочно влился в будни людей. Особенно стоит выделить то, что государство крепко вцепилось в эту «физкультуру». С другой стороны, здесь нет ничего удивительного, так как это доступно и понятно, не так, как на За- паде. Что более интересно, среди высокопоставленных деятелей, большее внимание цигуну уделяли именно военные, так как он ассоциировался с национализмом в КНР. Уровень национализма в армии был высок, поэтому такой интерес вполне оправдан. Более того, сам по себе цигун, по мнению ряда китаеведов, имеет общее с боевыми традиционными техниками, напри- мер с ушу (武术), что еще больше разъясняет ситуацию с растущей популярностью цигуна в армии.

В XXI веке КПК по-прежнему поддерживает данное движение, считая это частью китайской уникальности. Даосизм, наравне с цигуном, не остается без внимания и заслуги его последователей ценятся партией, так как пользы от них достаточно много. Даосы проводят открытые уроки по цигуну, дни благотворительности, когда собирают деньги для помощи нуждающимся и оказавшимся в тяжелой жизненной ситуации людям. [9, с. 130]

Влияние цигуна на распространение даосизма невозможно переоце- нить. Само по себе учение могло быть просто истреблено, если бы не имело какой-то практической пользы. Благодаря тому, что партия начала поддержи- вать оздоровление всего населения и сделала цигун основной частью этой кампании, даосизм в своей мере здесь выиграл. Он стал таким же символом уникальности и традиционности, как и практики ци. «Все существа носят в себе инь и ян, наполнены ци и образуют гармонию» [2, с. 80]. Эта цитата по- казывает общую направленность цигуна и всего даосизма в целом. Общность назначения и применения практик даосов, в совокупности, сыграли большую роль в росте уровня жизни и в увеличении среднего возраста жителей КНР.

Цигун, приходя в жизнь обычного народа, соединил в себе различные черты даосизма и физических его упражнений. В том числе древние практики, которые были заложены еще во времена шаманских традиций, даосские прин- ципы долголетия и оздоровления, подкреплённые дыхательными и физически- ми упражнениями. Более того, он пережил популярность западной мысли и жестокие корректировки со стороны партийных идеологов. Все это вкупе дало результат в виде современного цигуна, который хорошо известен каждому жи- телю КНР и, скорее всего, является частью его повседневных дел. Даосизм, в свою очередь, и в данный момент продолжает играть свою роль в формирова- нии отношения к здоровью, природе, к миру [5, с. 172].

Специалисты оценивают положительную роль цигуна как распростра- нителя даосизма [1, с. 37]. То есть, без популяризации данной гимнастики, была вероятность того, что идеи учения могли бы быть попросту проигнори- рованы и забыты. С течением времени цигун стал массовым, и это дало большое преимущество даосизму.

Возвращаясь к основному вопросы нашей статьи, следует сказать, что цигун действительно сыграл ключевую роль в распространении даосизма, так как начало свое он берёт именно там. Он помог погибающему учению вы- браться из состояния увядания и вновь расцвести, проникнув в разум и сердца китайцев. Стал двигателем даосских идей и распространителем влияния даосов по всему Китаю. Что касается власти и религии на современном этапе, то здесь вопрос остается очень острым и спорным. Рядовые граждане не испытывают особого дискомфорта и имеют право на исповедование любой религии, кото- рая, конечно, не нарушает законов, прописанных в конституции КНР.

Когда же дело касается партийных работников, то даже самое популяр- ное и «безвредное» учение считается вредным для члена КПК [4]. Данные меры предпринимаются для того, чтобы коммунисты не предавали своих идей и не забивали себе голову ложными учениями. Даосизм является одним из таких, поэтому частично подвергается атакам со стороны верхушки пар- тии. Однако это не касается цигуна, как бы то ни было странно. Он считается полезным для здоровья людей любого возраста, социального и материально положения, пола. На практике дело обстоит так, что гуани и даосов партия не трогает, но и запрещает быть последователем данного учения, если ты член самой партии. Как уже было отмечено ранее, большинства жителей КНР эта проблема, на данный момент, обходит стороной, но внутри партии ведется ожесточенная борьба с религией.

Литература:

1.Цигун — волнующее, позитивное, неполитичное движение с харизматичными лидерами. 80

2. Лао-цзы Дао дэ цзин / Перевод: Малявин В.В. М.: «Издательство Астрель», 2002. 87 с.

3. ЦзяоГожуй Основы оздоровительного цигун. Основы китайской науки цигун взра- щивания жизни. 2-е издание – Киев: С.Подгорнов, 2013. 288 с.

4.Ассоциация последователей даосизма [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.taoist.org.cn/loadData.do

5. ВэньЦзянь, Л. А. Горобец Даосизм в современном Китае. — Монография., Благовещенск: Изд. АмГУ, 2002. — 21

6. ВэньЦзянь Даосизм: состояние и место в современном Китае: 80-90-е годы XX века: дис. к. и. н: 07.00.03. Благовещенск, 1999. 198 с.

7. Ма Цзижень, Май Богачихин Цигун. История, теория, практика. Киев: София, 2004. 480 с. 8.

9. Lin, Zixin (2000). Qigong: Chinese medicine or pseudoscience. Amherst, NY: Prometheus Books. 155 p.

CIGONG AS A TOOL TO PROMOTE DOSISM IN MASS Zubareva E.D., Mukhametzyanov R.R.
Kazan (Volga Region) Federal University

Abstract.

The article discusses the topic of the role of religion in Chinese society at the pre- sent stage on the example of the practice of qigong. As is well known in the framework of religious Taoism, there were many different gymnastic and physical practices that in the twentieth century. be- come part of mass culture. In this paper, we analyze the role of qigong in the process of spreading Taoist ideas among the Chinese. As is known, qigong is the most popular movement in the PRC, which means it has great potential for spreading Taoist teachings. Recently, there has been a tendency to review attitudes toward religion by the Chinese Communist Party. In this regard, the article focuses on the situation in which religion will again have to adapt to the requirements of the authorities.

Keywords: qigong, Taoism, PRC, CPC, religion, Chinese culture, medicine.
Дата поступления 24.03.2019

Ссылка на источник >>

Похожие записи

Добавить комментарий